История Куутерселька
Деревня Куутерселька появилась на карте Карельского перешейка в далёком 1564 году...
Самая распространенная версия — в дословном переводе на русский Kuuterselka означает «шестая гряда»
Деревня Kuuterselka впервые появилась на историческом горизонте в 1564 году — тогда эти места были владениями Анти Ниилопойка, бывшего коменданта крепости Кивеннапа (современное Первомайское). Все войны того времени так или иначе прокатились и по этим местам: хроники бесстрастно фиксировали почти полное уничтожение и затем возрождение деревни. Многолюдной она никогда не была: в 1760 году в Куутерселька жили 43 трудоспособных человека. Большой популярностью село тоже не пользовалось: даже о происхождении названиях спорят до сих пор. Самая распространенная версия — в дословном переводе на русский Kuuterselka означает «шестая гряда».
Действительно, исторически деревня находилась на вершине высокого холма — отсюда и теперь открывается чудный вид на просторы Карельского перешейка. Но вот где искать остальные пять гряд — непонятно. Бум роста населения пришелся на последнюю треть XIX века — когда через перешеек была проложена железная дорога, и в заповедные места потянулась петербургская аристократия. По берегам озер, в полях и на горе в Куутерселькя быстро выросли дачи столичных артистов, врачей, генералов и чиновников всех мастей.
Рис. 1. Русские дачники в Куутерселькя. Фото предоставлено Балашовым Е.А.
Рис. 2. День матери. У школы. 1928г. Фото предоставлено Балашовым Е.А.
На одном из озер появился даже настоящий пансионат, которым заведовала Ольга Салтыкова. Теперь на этом месте не менее пафосная частная дача. В одной из неожиданно опустевших русских дач в 1899 году разместили народную школу — правда, позднее она переехала в специально построенное для нее здание. В 1905 году в деревне появился «Народный дом» — в нем организовали несколько кружков по интересам и политическим пристрастиям. Жизнь бурлила на вершине красивого холма вплоть до 1939 года, пока Советско-Финлянская война не нарушила раз и навсегда безмятежный уклад жизни.
Рис. 3. Артиллерийская позиция на линии VT
В январе 1944 года наши войска разгромили немецкие дивизии под Ленинградом и сняли осаду с города. Но, если быть точным, полностью осада с города не была снята. С севера, со стороны Карельского перешейка, у ворот Ленинграда все еще находилась финская армия. Финны удерживали свою часть блокадного кольца с осени 1941 года. Хотя, в отличие от немцев, финны активных боевых действий здесь не вели.
После того, как Красная армия отбросила немцев от стен города, советское командование поставило перед войсками задачу разгромить финские войска. Нужно было освободить оккупированную территории СССР и заставить Финляндию выйти из войны.
В 1944 году финны, прекрасно понимали, что Германия обречена на поражение и война проиграна и теперь пытались через дипломатов выторговать более выгодные для себя условия выхода из войны. Но Советский Союз требовал возвращения свих земель. Финны упорствовали. Возможно, они надеялись, что советские войска не смогут сходу прорвать их укрепления, «завязнут» в карельских лесах и болотах. В «зимнюю войну» 1939-1940 гг. финны упорной обороной смогли на несколько месяцев остановить Красную Армию. Дипломаты не смогли договориться, и 9 июня 1944 года «заговорили» пушки.

Советское командование тщательно планировало прорыв финских укреплений на Карельском перешейке. На помощь 21-й армии в этот район была скрытно переброшена 23-я армия (через Ленинград небольшим группами и через Кронштадт), для нанесения решительного удара сюда отправлялись танковые полки и бригады.
За время оккупации 1941-1944 гг. финны существенно усилили оборону перешейка. Советским войскам предстояло прорвать последовательно три линии, которые протянулись от Ладожского озера до Финского залива:
- основную линию обороны – линию VT (Vammelsuu-Taipale, Ваммелсуу-Тайпале),
- VKT-линия (Выборг-Купарсаари-Тайпале, фин. VKT-linja)
- Линия Салпа (фин. Salpa).
Самой серьезной преградой была, основная линяя обороны — линия VT. Она была возведена с учетом опыта советско-финляндской войны. В ней не было огромных дорогих ДОТов, как на линии Маннергейма, зато находилось большое количество небольших стандартных бетонных укреплений и укрытий (т.н. "фортификационная пыль"). Они усиливали линию траншей. Перед финскими позициями были многочисленные противотанковые надолбы, проволочные и минные заграждения.

Рис. 4. Финские оборонительные позиции на Карельском перешейке в период 1941-1944**
Рис. 5. Окопы линии VT
Планируя надолго задержать перед своими укреплениями советские дивизии, финны ошиблись. Перед ними была уже другая армия, не та с которой они воевали в «Зимнюю войну». По сути, начиная с сентября 1941 года, Ленинградский (и Волховский) фронт занимался тем, что почти беспрерывно атаковал немецкие укрепления, чтобы прорвать блокаду. Немцы возводили образцовые, с точки зрения полевой фортификации укрепления, и упорно их обороняли. И, тем не менее, советские солдаты взяли верх.
В 1944 году перед финнами стояла армия, которая значительно превосходила их по силе и имела огромный опыт по прорыву укрепленных линий. И по этой причине, удержать свои позиции у финнов не было никаких шансов.
В июне советские войска сосредоточились перед линией фронта и дивизии 23-й и 21-й армии были готовы к наступлению. 9 июня 1944 года советская артиллерия обрушила на финские позиции целый град снарядов, который буквально перепахал позиции. Финны спешно отступили на линию VT.

14 июня после мощной артподготовки наши полки пошли на штурм финских укреплений линии VT. Впереди двигалась рота саперов, за ними шли танки Т-34 185-го танкового полка подполковника Александра Константиновича Юнацкого, вмести с танками, наступали штурмовые группы 14-го стрелкового полка (командир – подполковник Королев) 72-й дивизии. Позади танков двигались две батареи самоходных орудий СУ-76 1222-го самоходно-артиллерийского полка гвардии-майора И. Слуцкого. Во втором эшелоне за 14-м полком наступал 133-й стрелковый полк (командир – майор Колуха) 72-й дивизии.

На правом фланге 72-й дивизии шли в бой солдаты 994-й полка 286-й дивизии. Он наносит удар между озером Куутерселаньярви (Большое Лебяжье) и высотой с деревней Куутерселькя.
Большую помощь при прорыве вражеской линии укреплений оказала советская авиация. В этот день из-за низкой облачности нельзя было применять бомбардировщики и поэтому всю тяжесть боя вынесли «летающие танки» штурмовики ИЛ-2. Они в течение 6 часов почти беспрерывно атаковали финские позиции. Летчики, сажая свои машины на аэродромы, срочно заправляли их горючим и загружали боеприпасами, и вновь шли в бой.


Рис.6 Аэрофотосъемка ВВС РККА 12.07.1944 места прорыва в Куутерселька. В настоящий момент часть этого участка восстановлена в рамках МИР "Куутерселька 1944"
Рис. 7. Танк В.Т.Васильева в Зеленогорске
В самом начале штурма войска первого эшелона вышли к линии надолбов, и не могли ее с ходу прорвать. Положение спас танк Т-34 № 958 командира роты 185-го танкового полка старший лейтенант Василий Терентьевич Васильев. Он нашел участок, где надолбы были разрушены, и успешно преодолел линию заграждений. Вслед за ним в образовавшуюся брешь двинулись остальные броневые машины.
Наши войска неумолимо приближались к финским траншеям. Вот уже штурмовые группы пехоты стали преодолевают проволочные заграждения. Солдаты 72-й дивизии накидывают на проволочные заграждения шинели, плащ-палатки, доски и смело идут вперед.

Рис. 8. Кораблин Владимир Васильевич
На правом фланге 994-й полк 286-й дивизии так же штурмовал проволочные заграждения. Здесь свой подвиг совершил красноармеец Владимир Кораблин. Он первым преодолел проволочное заграждение, был ранен и погиб в этом бою. За мужество и героизм ему было присвоено звание Героя Советского Союза.
Прорвав проволочные заграждения, штурмовые группы атаковали вражеские траншеи и ДОТы. В полосе наступления 133-го полка 72-й дивизии мужественно сражался младший сержант Леонид Ардашев. Леонид был связным командира и когда, в решающий момент боя, командир роты был тяжело ранен, Ардашев первым бросился к вражеской траншее, увлекая за собой красноармейцев. В этом бою он лично уничтожил 10 финских солдат. За этот подвиг Ардашев был представлен к званию Героя Советского Союза.

Рис. 9. Финские противотанковые заграждения на рубеже Ваммелсуу — Куутерселькя
Наступление 72-й дивизии поддерживали огнем прямой наводкой орудия 9-го артиллерийского полка. На одном из направлений продвижение нашей пехоты остановил финский пулеметный ДОТ. На помощь пехотинцам пришел расчет 76 мм противотанкового орудия (предположительно ЗИС-3) младшего сержанта Бориса Сорокина. Точными выстрелами в амбразуру он уничтожил вражеское укрепление. От вражеских пуль расчет орудия спас бронещит.
В результате слаженных действий наших войск, финские солдаты 2-го батальона 53 пехотного полка были выбиты из траншей и укреплений главной линии, и отступили на второй рубеж обороны – высоту с деревней Куутерселькя. Но и здесь финны не смогли долго продержаться. К середине дня 133 полк 72-й дивизии, обойдя деревню, окружил, и уничтожили вражеский опорный пункт. Остатки 2-го финского батальона были вынуждены отойти за гребень высоты.
На помощь 2-му финскому батальону 53-го полка подошли солдаты 1-го батальона 48-го пехотного полка 3-й дивизии и попытались совместными усилиями выбить советские войска из Куутерселькя, но эта контратака потерпела неудачу. В результате 2-й батальон был разгромлен. В течение дня он потерял убитыми, ранеными и пропавшими без вести около 300 солдат. К 18.00 Куутерселькя была полностью очищена от врага. В деревне расположился командный пункт 72-й дивизии.

Рис. 10. Дивизия Лагуса в походе
К поредевшим финским пехотным батальонам пришел на помощь 2-й егерский батальон. На вооружении егерей были только что появившиеся в финской армии новое противотанковое оружие — фаустпатроны. К вечеру части 13-го и 133-го полков 72-й стрелковой дивизии отбросили финнов к озеру Онкияри (оз. Рыбачье). А 994-й полк 286-й дивизии к 18.00 разгромил врага у озера Куутерселланьярви (Большое Лебяжье).
Тяжелое положение сложилось у финнов рядом с Куутерселькя. В районе Сахакюля (станция 63 км) 109 стрелковая дивизия к вечеру то же прорвала линию ВТ. В прорыв устремилась 1-я Краснознаменная танковая бригада с десантом на броне. Она, по-видимому, форсировала речку Рощинку и продолжила наступление вдоль железнодорожного полотна в финские тылы. В районе Мустамяки (станция Горьковское) часть танков повернула налево, пересекла по переезду железнодорожную дорогу и двинулась в сторону Финского залива, нещадно громя вражеские тылы. В Ваммельярви (деревня Горьковская) танкисты неожиданно атаковали и разгромили штаб финской кавалерийской бригады в Ваммельярви, а сама бригада противника, боясь окружения, стала быстро отходить.
Главная линяя обороны, на которую финны возлагали большие надежды, была прорвана на всю глубину в течение одного дня. Теперь у финнов было два пути. Либо всеми силами попытаться выбить советские войска из Куутерселькя и закрыть брешь в «бетонном панцире» укреплений, или срочно начать отвод своих войск с остальных участков линии в сторону Выборга, в противном случае им грозило окружение. Финское командование выбрало первый вариант. Уже вечером 14-го июня к месту прорыва стали стягиваться лучшие финские части.


Рис. 11 Егеря спешат на подмогу
Для нанесения контрудара финны формируют мощный «кулак». Первоначально финское командование хотело нанести контрудар всеми силами танковой дивизией Лагуса. Но в сложившихся обстоятельствах, когда основные силы дивизии сами находились под угрозой окружения генерал-майор Лагус смог выделить для контрудара лишь часть своих сил. К Куутерселькя были направлены батальон штурмовых орудий под командованием майора Окермана и егерская бригада (2-й, 3-й, и 4-й егерские батальоны). К егерской бригаде присоединились пехотинцы 5-го егерского батальона и 48-го пехотного полка. На вооружении батальона были немецкие самоходные орудия StuG 40 Ausf G купленные Финляндией у Германии. Финны модернизировали боевые машины. В частности немецкие пулеметы MG на крышах установки были заменены на трофейные советские пулеметы ДТ. Финны высоко оценивали (и оценивают) качество советского стрелкового оружия. Пулеметы Дегтярева финны полюбили еще с «Зимней войны». Хочется сразу же отметить, что финский самоходный батальон по количеству боевых машин равен советскому танковому или самоходно-артиллерийскому полку. В финском батальоне по штату должно было быть 22 самоходных установки, на момент боя в исправном состоянии находились 21. Сам батальон состоял из трех рот и боевых машин управления. В каждой роте – 6 самоходных орудий, в свою очередь рота состояла из двух взводов (по 3 самоходки в каждом). Представляет интерес система, по которой финны наносили номера свои самоходные установки. К примеру, номер Ps 531-17 обозначает следующее: Ps — бронемашина, 531 – тип бронемашины, в данном случае самоходное орудие, 17 – номер боевой машины.

Финские танкисты, самоходчики и егеря из танковой дивизии Лагуса были элитой финских вооруженных сил. У них был свой довольно выразительны знак дивизии. Три стрелы на синем фоне.В месте с самоходчиками к атаке готовились бригада егерей. Егеря были лучшими финскими пехотными частями. Каждый батальон состоял из трех рот, по 71 человек в каждой. Эти роты поддерживал минометный взвод (три 81 мм миномета) и пулеметная рота (12 пулеметов).
Поздно вечером 14 июня 1944 года после непродолжительной артподготовки и авиаудара финны устремились в контратаку.
Особенности местности не позволяла развернуть все имеющиеся части в боевой порядок, мешали леса и болота. Поэтому основной удар наносился вдоль дороги. А финские части были вынуждены эшелонировать свои части, то есть двигаться друг за другом и атаковать по очереди. Этот край невыгодный для финнов боевой порядок и предопределил их поражения, но другого выхода у финнов не было.
В 23.00 Финны устремились вперед. По дороге, во главе колонны наступала 1-я рота самоходных установок, причем по указанным выше причинам, шесть финских боевых машин двигались в колонне. Вместе с этой ротой наступал 4-й батальон егерей под командованием майора Ээро Леппянена. Слева от шоссе двигалась 1-я и 2-я роты егерей а справа 3-я рота и минометный взвод. З-й егерский батальон маора Хюннинена наступал в одном километре западнее дороги, в направлении озера Большое Лебяжье. 2-я и 3-я рота САУ вместе с 2-м егерским батальоном составляли резерв ударной группы и двигались позади основных сил.

Рис. 12. Колонна StuG 40 на марше
Финский контрудар оказался неожиданным для советских войск. Особенности местности не позволяла заранее обнаружить приближение финской колонны, она появилась перед нашим боевым охранением неожиданно и сразу на близкой дистанции. Нужно отметить, что финская контратака началась поздно вечером, и хотя это время «белых ночей», тем не менее, видимость сильно ограничена. Ситуацию усугубило и то, что острие финского контрудара было направлено на части 72-й дивизии, которые понесли наибольшие потери при дневном штурме вражеских укреплений. В частности 14-й полк 72-й дивизии к вечеру не смог наладить управление своими подразделениями, так как выбыли из строя командир полка и многие офицеры. Концентрированного удара свежих финских частей поредевший полк выдержать не мог.
1-я рота финских самоходных орудий, сбив боевое охранение 72-й дивизии, неожиданно атаковала танкистов 185-го танкового полка, их боевые машины стояли справа и слева от дороги. Советские экипажи отдыхали рядом со своими танками после успешного штурма финских укреплений, они три дня уже были без отдыха. Головная финская самоходка, пользуясь внезапностью, подбила 4 танка Т-34. В этой самоходке наводчиком был сын командира дивизии капрал Олоф Лугас. Но советские танкисты быстро заняли свои места в боевых машинах, и уже финские самоходчики стали нести потери. Бой шел на расстоянии 15-20 метров, и вскоре одна за другой финские самоходки стали получать попадания наших снарядов.
15 июля 1944 года погиб герой прорыва линии VT танкист старший лейтенант Василий Терентьевич Васильев. Отважный офицер отличился еще в первые дни нашего наступления на Карельском перешейке. В бою под Сестрорецком он уничтожил до роты финнов, его танк один из первых ворвался в Териоки (Зеленогорск).

Рис. 13. Георгий Михайлович Шепелев
В это время 4-й финский батальон егерей атаковал позиции нашей пехоты. Под натиском врага бойцы 14-го полка стали отходить с занимаемой позиции. Егеря, воодушевленные первым успехом, продолжили наступление. В этот момент проявил исключительное мужество командир 216 –го минометного полка подполковник Георгий Михайлович Шепелев. За плечами этого офицера был огромный боевой опыт. Он был участником походов в Западную Украину и Западную Белоруссию, сражался с врагами во время советско-финлянской войны.
В той критической ситуации Шепелев не растерялся. Видя, что 14-й полк отступает, он приказал своим бойцам занять круговую оборону. Вскоре майор присоединил к своей боевой группе два танка Т-34, и артиллерийские орудия. Боевая группа Шепелева удерживала круговую оборону в лесу, но рядом с дорогой. Поэтому позиция минометчиков имела исключительно важное значение, так как лишала финнов возможности беспрепятственно использовать единственную дорожную артерию. В дальнейшем это явилось одной из причин поражения финнов.
Подполковник Шепелев семь раз поднимал в атаку своих бойцов, причем три атаки закончились рукопашной схваткой. Он поддерживал радиосвязь с батареями боевых машин реактивной артиллерии «Катюша» и лично корректировал огонь.

Рис. 14. Разбитая техника в Куутерселька после боя
В неравный бой с финскими самоходками и егерями вступила противотанковая батарея, в которой был наводчиком младший сержант Борис Григорьевич Сорокин. Он отличился при прорыве вражеской обороны, и теперь не дрогнул перед колонной вражеских самоходок. Сорокин открыл огонь по наступающему противнику и третьим выстрелом разорвал гусеницу финской самоходки, и она завертелась на месте. Четвертый снаряд пробил StuG 40 боковую броню, вражеская самоходка загорелась. Предположительно это была самоходная установка с номером Ps 531-1. По финским данным советские снаряды повредили у нее гусеницу и поразили борт. Боевая машина была оставлена на поле боя. Но вторая самоходка на полной скорости устремилось к соседнему орудию. Сорокин остановил ее удачным выстрелом буквально в 20 метрах от нашей пушки. Но и советская противотанковая батарея понесла потери. Ответным огнем был выведен из строя расчет третьего орудия, а пушку Сорокина взрывом отбросило сторону, самого его ранило и засыпало землей. Тем не менее, раненый Сорокин возглавил оставшихся бойцов своего взвода и финны получили достойный отпор.
По всей видимости, батарея Сорокина вела бой с 1-й ротой финских самоходных орудий. Большая часть самоходок этой роты были подбиты и финны отвели остатки роты в тыл, а вместо нее из второго эшелона была выдвинута 3-я рота StuG 40. В дальнейшем Сорокин отразил атаку двух самоходок, подбив одну из них, и остановил финскую пехоту. За совершенный в этом бою подвиг младший сержант Борис Григорьевич Сорокин был награжден званием Героя Советского Союза.

Рис. 15. Гаубица М-30 на марше
Атака противника замедлилась, но не была полностью остановлена. Вскоре финские самоходки и егеря, атакуя вдоль дороги, вышли к вершине горы с деревней Куутерселька, а затем стали спускаться вниз. На этом склоне кончается лес и начинается поле. Выйдя на край леса финны, увидели огромную колонну советской техники, которая двигалась на встречу им по дороге через поле. Это были три гаубичных полка: 558-й, 824-й и 667-й. Наше командование, полагая, что фронт отодвинулся, подтягивало артиллерию. Хуже положения, в котором оказались наши артиллерийские полки придумать сложно. Фактически советские артиллеристы были обречены. Пока наши расчеты разворачивают тяжелые гаубицы из походного положения в боевое, финские самоходчики с легкость могут «проутюжить» гусеницами всю колонну.
Финны открыли огонь по головным машинам. Передние машины остановились, а задние продолжали еще ехать, не зная в чем дело, колонна стала собираться «в гармошку». Казалась, еще мгновение, и финские самоходные орудия пойдут в атаку на колонну. Но вдруг с дороги прозвучал одинокий артиллерийский выстрел. Это расчет гаубицы под командованием старшего сержанта Бориса Мамутина совершил невозможное. Он смог в короткий промежуток времени развернуть свое орудие. И вот по финнам открыло огонь второе орудие огневого взвода. Руководил огнем двух гаубиц лейтенант Алексей Беневоленский. Огневой взвод уничтожил 6 пулеметов и 3 вражеских орудия, но самое главное, он сорвал вражескую атаку.
Это был переломный момент всего боя. Взвод Бенеловского спас от верной гибели три гаубичных полка и окончательно остановил продвижение финнов. Тем временем на дороге одна за другой разворачивались в боевой порядок гаубичные батареи. 00.30 около 80 орудий открыли огонь прямой наводкой.
Град тяжелых снарядов буквально сметал финские части с поля обратно в лес. За свой подвиг Борис Мамутин и Алексей Бенеловский были представлены к званию Героя Советского Союза.


Рис. 16. Контрудары финской армии
В 3.00 финское наступление в центре было остановлено. К этому времени расположение сил было следующее. У финнов в центре вдоль дороги действовал 4-й батальон егерей, между дорогой и озером Большое Лебяжье находились солдаты 3-го батальона егерей. И 3-й и 4-й батальон остановились перед полем по кромке леса. Выйти на поле они не могли, мешал губительный огонь советских гаубиц. Егерей поддерживали самоходки 2-й и 3-й роты. Во втором эшелоне находился 2-й егерский батальон.
Советские войска были расположены следующим образом. В центре на дороге заняли оборону три гаубичных полка, пехота 72-й дивизии и оставшиеся в строю танки 185-го танкового полка. Вершину горы так же удерживали наши солдаты. В тылу у финнов продолжала геройски сражается в окружении группа подполковника Шепелева.
Финнам нужно было, во что бы то ни стало, стремительной атакой разгромить наши гаубичные полки на дороге. Так как почти сразу за их позициями находились укрепления главной линии ВТ – цель финского контрнаступления.
3-й батальон финских егерей под командованием майора Хюннинена дважды бросались из леса на наши артиллерийские позиции, но с каждый раз с большими потерями отходили на исходные позиции. Особенно много вышло из строя офицеров. Побывавшие под губительным огнем советских гаубиц егеря были подавлены, солдаты боялись идти вперед. По воспоминаниям финского ветерана участника этого боя Тойво Хювонна егеря превратились в «неуправляемое стадо».
В бою за вершину горы отличился командир отделения разведки 667-го гаубичного полка старшина Михаил Русаков, он продемонстрировал виртуозное владение противотанковым ружьем. Финны трижды атаковали наши позиции на вершине горы. В самый ответственный момент боя старшина Русаков выдвинулся вперед пехоты и из ПТР подбил финскую самоходку. С 300 м советские ПТРД и ПТРС пробивали 35 мм броню. Толщина бортовой брони StuG 40 Ausf G – 30 мм, лобовой – 80 мм и у Русакова были все шансы, что бы поразить вражескую боевую машину. Расправившись с самоходкой, старшина перенес огонь на позиции финской пехоты и в упор расстрелял 6 пулеметных точек с расчетами. Во время нашей контратаки Михаил Русаков первым ворвался во вражескую траншею и из личного оружия уничтожил 6 финских солдат и одного офицера. За мужество и героизм Михаил Русаков был награжден званием Героя Советского Союза.


Потерпев неудачу во фронтальной атаке, батальон попытался обойти советские позиции с запада, но был атакован нашими войсками. Оказавшийся в тяжелом положении 3-й батальон поддержали роты 5-го и 2-го егерского батальона и отдельные самоходки 3-й роты, которые вступили в бой с танками Т-34. Общими усилиями финны остановили контратаку.
В центре финской позиции 4-й егерский батальон и 3-я рота самоходных орудий то же не смогли прорвать оборону нашей артиллерии. Вскоре все самоходки 3-й роты были подбиты или вышли из строя по техническим причинам. Перед нашими гаубицами осталась стоять подбитая самоходная установка с номером Ps 531-17 сержанта Эйко Рясянена. Экипаж успел покинуть поврежденную боевую машину. Эта StuG 40 Ausf G после боя попала в объектив советского фотографа (Рис.17). На фотографии наши бойцы и командиры осматривают ее после боя. На переднем плане лежит сорванная броневая плита с лобовой части самоходки. Один из снарядов повредил коробку передач, другой снаряд попал в маску орудия и повредил его, сбив с направляющих. За самоходкой видна кромка леса, из которого финны проводили неудачные атаки.
Рис. 17. Красноармейцы осматривают подбитую StuG 40 Ausf G после боя. Фото Давид Трахтенберг - Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга
Рис. 18. Застрявший StuG 40 Ausf G
Постепенно, инициатива стала переходить к советским воинам, они начали теснить финнов. Егеря 4-го батальона попробовали последний раз вырвать победу. Они попытались с востока обойти наши артиллерийские позиции. В 8.00 небольшая группа егерей смогла это сделать, и вышла к основной линии обороны. Только это уже не могло повлиять на общий ход боя. Финские егеря понесли к этому времени большие потери и не могли больше наступать, а батальон самоходок потерял более половины своих машин. Кроме того, у финских самоходчиков кончились боеприпасы. В этот критический момент на поле боя появился командир батальона майор Окерман. Но его StuG 40 подорвалась на мине и была оставлена экипажем.
В 10.15 финны начали общий отход, оставляя на поле боя подбитые САУ. Вскоре солдаты 14-го стрелкового полка 72-й дивизии вернули свои утраченные позиции, и вышли к группе подполковника Шепелева. За свой подвиг отважный офицер был представлен к званию Героя Советского Союза. К 16.00 финны отошли на перешеек между озерами Суулаярви (Нахимовское) и Онкиярви (Рыбачье).
За прорыв финской линии укреплений командир 109-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант И.П. Алферов был награжден званием Героя Советского Союза.
Финская контратака провалилась, егеря и самоходчики Окермана не смогли закрыть брешь в обороне. Судьба Выборга была предрешена.
Потерпев поражение под Куутерселькя, финны проиграли всю битву за Карельский перешеек.



Рис. 19. Братское захоронение в с. Лебедь
В тяжелом сражении обе стороны понесли большие потери. По финским данным они уничтожили несколько самоходок Су-76, от 14 до 17 советских танков несколько танков финны захватили, но не смогли эвакуировать с поля боя и свыше 36 противотанковых и полевых орудий, большое количество другой техники. Финны признают потерю 5 самоходок StuG 40 Ausf G безвозвратно (оставлены на поле боя). Всего же самоходный батальон потерял подбитыми около половины боевых машин, но значительную часть самоходок было эвакуировано в тыл. Общие потери финских войск за два дня в бою за Куутерселька составили около 1000 человек убитыми и ранеными.
Точно установить людские потери Красной Армии в бою за Куутерселькя автору статьи установить не удалось. На могильных плитах воинского захоронения, которое находится на вершине горы (Рис.19), где когда-то была деревня Куутерселькя 232 фамилии бойцов и командиров. Но это общее захоронение для всех бойцов, погибших в ближайшей округе в 1941 и в 1944 году. Сколько точно солдат погибло в бою 14-15 июня сказать сложно. Но из этой цифры можно предположить что потери финских войск и Красной Армии в этом бою были примерно одинаковые.